Я ни в чем не уверена.

Страшная фраза. Однажды, ощутив это состояние, я провалилась в страшную бездну. Подо мной как будто разверзлась земля, на которой я крепко, как мне казалось, стояла. И я падала. Долго, долго. И, конечно, нашла дно и новые опоры – потому что когда чего-то очень сильно хочется, оно обязательно найдется. Ведь это же естественно, мне с детства говорили – земля твердая, люди по ней ходят, и, если обходить болота и другие опасные места, на нее вполне можно опереться. Можно даже менять пейзажи, если что-то не нравится.

Но недавно я узнала один секрет. Когда в очередной раз земля ушла из-под ног, я поняла, что мне не нужно падать, потому что я могу ЛЕТАТЬ. Серьезно! У меня, оказывается, для таких случаев есть крылья. Просто никто мне об этом не говорил и не учил ими пользоваться. А тут в тридцать лет я их обнаружила. Это круто!

Я привыкла, что у меня с собой всегда есть десяток булыжников, в мучениях найденных, тщательно отобранных. Они давали ощущение какой-то определенности, конкретики, придавали мне вес. Каждый такой булыжник относился к определенной сфере жизни, олицетворял собой какое-то мнение, взгляд. Кроме того, для верности я привязывала себя веревочками к важным местам, событиям, людям. Как это приятно знать наверняка, что тот или иной мой шаг приведет туда, куда нужно.

Но когда все это добро мешает выбраться из болота или заставляет неуклюжей грудой катиться вниз с горы, начинаешь задумываться. Можно поначалу конечно списывать на то, что заблудился. Можно злиться на других, выбрасывать камни и искать взамен им новые. Но я обнаружила у себя крылья. А с булыжниками особо не полетаешь. И знаете что? Оказалось, что мне не нужно их собирать и хранить. Имея крылья, я могу возвращаться к тем местам, которые видятся важными, значимыми, ценными, истинными, когда захочу.

Вероятно, есть люди с очень прочным и мощным фундаментом, который устоит во что бы то ни стало. Я восхищаюсь ими и, если быть до конца честной, немного побаиваюсь и сторонюсь.

Я радовалась, когда находила осколок того, что мне казалось истиной в последней ну или, по крайней мере, предпоследней инстанции. Но еще большее удовольствие мне стало приносить ощущение незнания, что принесет то или иное событие, с чем я из него выйду. Не быть уверенной в следствиях самых незначительных поступков, в том, какие процессы или реакции запустит мое слово или фраза. И самое главное, тогда появляется возможность принимать любой исход. Если что-то идет не так, как хотелось, то больше нет нужды падать в пропасть, выкидывать и искать новые булыжники, или еще хуже – кидать ими в другого человека, доказывая свою правоту.

Потому что теперь фраза «я ни в чем не уверена» звучит для меня скорее как «я уверена, что может быть по-разному». И в этой тотальной относительности я могу идти за своим сердцем, за своими истинными желаниями, а не за доводами ума.

Поверьте, мне отличнице с двумя красными дипломами, признать, что полагаться на ум небезопасно, было все равно, что признать себя сумасшедшей. Но это не так. Я просто вернулась к себе. Ум – это важная функция меня, но я нечто другое, нечто большее.

И прожив это осознание, я уверена только в одном - со временем и оно изменится, трансформируется во что-то иное, во что-то пока неведомое мне.