контакты
блог
Творчество
марафор

 

Родительская тревога: забота или помеха?

Тревога и страх – это эмоции.

Обе эти эмоции смотрят в будущее.

«А что будет, если..?»

«А вдруг случится…»

«Я боюсь, что…»

Они забирают наше внимание и переносят в обозримое или необозримое будущее. Что они хотят нам там показать?

Ответ прост: что есть что-то, неподвластное нашему контролю.

Например:

Если я разрешу ребенку самому нарезать овощи, то я не смогу его проконтролировать. Он может порезаться. Или нет.

Когда мой ребенок вырастит, он будет сам строить свою жизнь. Я не смогу решать за него. И он может потерпеть неудачу. Или добиться успехов.

Неопределенность – вот, что пугает.

Определенность подсказала бы, как действовать.

Если бы было точно известно, что ребенок, взяв нож, будет раниться каждый раз, мы бы никогда не дали ему его в руки.

И, наоборот, легко разрешали бы ребенку не только резать продукты, но и играться им, если бы были уверены, что он никогда не порежется.

Но нам приходится справляться с неопределенностью.

И тогда мы можем себя убеждить в большей вероятности одного из исходов.

Если есть достаточно оснований думать, что случится какая-то неприятность, я лучше приму это как единственный вариант.

Зачем? Чтобы знать, что делать, чтобы вернуть контроль. Потому что я хочу счастье ребенку, не хочу, чтобы он страдал.

Отсюда и появляются фразы:

«Естественно я за тебя переживаю, я же твоя мама…»

«Конечно, я тревожусь за него».

Если перевести это буквально, то смысл будет такой: я испытываю тревогу, потому что не могу сделать что-то за другого или заставить его сделать так, как считаю нужным/правильным/безопасным. И если я выдам свою тревогу за заботу, то у меня будет больше возможностей вернуть этот контроль.

И сама фраза «я тревожусь за тебя…» словно говорит о том, что я испытываю тревогу ВМЕСТО тебя. По моим представлениям в этой ситуации нужно бояться, но если ты этого не делаешь, то я буду бояться за тебя.

  Ну и что? - скажете вы. Все родители боятся и тревожатся за своих детей. Это нормально.

Я согласна.

Вопрос лишь в том, на какие действия толкает нас наша тревога.

Чаще всего мы начинаем больше контролировать своих детей: решаем за них, не доверяем что-то делать самостоятельно.

Но чем больше контроля и меньше доверия, тем больше конфликтов в отношениях.

Ребенок растет и ему требуется больше самостоятельности. Родители этого тоже хотят. Но они хотят, чтобы ребенок был самостоятельным так, как они это видят.

А ребенку нужно доверие – ощущение того, что он может сам принимать решение, опираться на себя. Ребенку нужен свой опыт.

Но это страшно и тревожно. Для родителей. А потом и для самого ребенка – пробовать то-то новое, ошибаться. Круг замкнулся.

Где выход?

А там же где и вход. Признать, что я испытываю тревогу, что это мое чувство. Попробовать понять, а чего я на самом деле боюсь? Здесь вам в помощь техника «капуста» (я боюсь, что… - и что случится тогда?).  

Конкретный же страх позволяет спланировать конкретные действия в пугающей ситуации.

Если я боюсь, что мой ребенок очень сильно себя поранит, то я возможно просто не дам ему очень острый нож или твердые продукты. А еще покажу, как его правильно держать и беречь пальцы.

Есть еще одна существенная деталь, помогающая справиться с тревогой: это доверие.

Доверие – это аванс вашей веры в ребенка. Вы еще не уверены (нет определенности), что он с чем-то справится 100% хорошо, безошибочно. Но вы даете ему кусочек своей веры в то, что он способен попробовать и научиться чему-то, справиться с чем-то.

Чтобы понять, как это работает, произнесите вслух две фразы:

  1. Свое имя, я так тревожусь за тебя, я боюсь, что ты не справишься.
  2. Свое имя, я доверяю тебе, попробуй, я верю, ты справишься.

Как вы себя ощущали в первом и во втором случаях?

 

Добавить комментарий